Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Заманчивые предложения
Петра Захарова

Заманчивые предложения Петра Захарова

Финалист седьмого сезона популярного шоу рассказал, как не затеряться среди камер

Он профессионал не только в вокальном искусстве, но и в серьёзной конкурсной борьбе. За плечами музыканта победа в петербургском конкурсе «Весна романса», Первая премия Международного конкурса вокалистов «Гран-при Санкт- Петербурга», председателем жюри которого была Тамара Гвердцители, звание лауреата Международного конкурса исполнителей русского романса «Романсиада». Возможно, он так и остался бы голосом «Утра туманного…» или «Вечернего звона», но поклонники всё-таки смогли его убедить попробовать свои силы на сцене популярного проекта. Он пошёл на поводу и… победил!

Из классиков в современники

– Четыре года я подавал заявки, не получая ответа. Только в 2018-м мне написали: «Ваша анкета принята, приезжайте на кастинг». Близкие к приглашению отнеслись скептически. Родители работают в сфере культуры: папа – композитор, мама – актриса. Люди не верят, что конкурс – прозрачный и честный. Мне говорили, что современной эстраде не нужен исполнитель с дипломом консерватории: мол, подсунут контракт, который меня свяжет по рукам и ногам, и я потеряю себя. Но после моей победы они воспряли духом, оживились и с энтузиазмом окунулись в мои новые музыкальные проекты.

– Вам профессиональный опыт в конкурсе помог?

– Любой опыт в своей жизни считаю полезным и интересным. У меня за плечами учёба в Хоровом училище имени Глинки, в Санкт-Петербургской консерватории, работа на концертной эстраде «Петербург-Концерта», где имею честь служить, опыт игры на сцене БДТ имени Товстоногова… Это ступеньки, приближающие меня к цели. Было время, когда я терял голос и веру в себя. Тяжело переживал этот страшный, мучительный период, но в конце концов даже этот опыт оказался полезным. Теперь я точно знаю, как не надо петь.

– С первого выступления вас горячо поддерживала аудитория. Сложно работать с таким кредитом доверия?

– Никогда не воспринимал доверие зрителей как груз ответственности. Мне важна вера в содержательную основу песни, которую я пою. Когда шёл на проект, часто слышал: «Видишь, какая сегодня эстрада? Либо сомнут и заставят играть по своим правилам, либо проигнорируют, а ещё хуже – посмеются и выкинут». Но я чувствовал поддержку зрителей и с каждым выходом всё больше верил в себя и в нравственный смысл мое­го искусства. Мне не было одиноко.

– Что явилось самым неожиданным за время работы в проекте?

– Моя работа с наставником Константином Меладзе. Его бесконечно уважительное отношение к нам, молодым участникам проекта, личное, искреннее, душевное общение, глубокое погружение в материал. В каждом из своих подопечных он пытался найти и развить сильные стороны. С одной стороны, я впервые участвовал в телешоу. С другой – у меня имелся немалый опыт концертных выступлений. Мне недостаточно выйти на сцену и спеть красивую мелодию, правильные ноты, сделать красивый жест, понравиться зрителю. Моя миссия – не развлекать, а общаться со зрителем на важные темы. Вероятно, моё воспитание и образование тоже играют в этом большую роль. Я с рождения слышал классику, фольклор, советские песни. Мне с детства привили понимание качества. Без смысла всё кажется пресным, скучным и пустым. Константин Шотаевич очень точно разглядел во мне этот стержень. Его положительные отзывы ещё больше воодушевляли. Теперь появилось приятное ощущение внутренней дерзости, необходимой для покорения новых вершин.


Щедрый дар

– Чему может научить телевизионное шоу классического музыканта?

– Общаться с многомиллионной аудиторией. Ты постоянно находишься в прямом эфире. Вокруг тебя огромное количество камер, которые следуют за тобой и снимают каждый шаг. В этих условиях необходимо остаться верным своей творческой интонации, быть самим собой, не обращать внимания на внешние факторы, включая решение жюри и зрителей. На сцене важно было помнить одно – за короткое выступление необходимо прожить яркую жизнь. Подобного опыта в консерваторской жизни я не имел. Пришлось учиться сейчас.

– У вас на проекте появились новые друзья?

– Ни у кого из участников не было чувства соперничества. Мы ощущали себя единомышленниками, товарищами по «несчастью». Искренне болели друг за друга, переживали, когда кто-то покидал проект. У нас сложились прекрасные отношения с администраторами, редакторами, операторами, костюмерами, гримёрами, продюсерами. Мы жили одним общим организмом, который называется «Голос». Наше общение продолжается и по сей день.

Жизнь движется в прежнем штатном режиме или разделилась на «до» и «после»?

– С одной стороны, все идёт в том направлении, которое я для себя определил, вступив на профессиональную сцену. С другой – плотность и уровень событий увеличились кратно. Физически не хватает сил, чтобы всё успеть.

– Чему ещё отдаёте место в вашей жизни, кроме музыки?

– Не хватает ещё места для музыки. Давно хочу создать вокальный ансамбль, записать альбом, самостоятельно сделать для него аранжировки. Люблю спорт. Поднимая очередной вес в спортивном зале, становлюсь активнее и энергичнее. Спорт разгружает голову от вокальных задач и вопросов и очень укрепляет нервную систему.

– Наверное, поступили заманчивые предложения?

– Все предложения, которые сейчас поступают, – прекрасны. Из самых интересных – участие в концертах в Кремле. Также в этом году состоялся мой первый сольный концерт в родном городе на сцене БКЗ «Октябрьский». Всё, что происходит сегодня в моей жизни, большое счастье. За этот щедрый дар я благодарен жизни. Пожелайте мне сил сделать то, что я должен!

Фото: из личного архива Петра Захарова